Непальский трип 2015. Blossom Project NGO

В этом посте я постараюсь собрать вместе все свои мысли и подвести итог под четырёхмесячным опытом соц работы в Непале во время и после землетрясения.
Я прилетела в Непал незапланированно, практически случайно, 23 апреля 2015 года, за 38 часов до начала первых подземных толчков, которые продолжались почти каждый день на протяжении почти двух месяцев, таким образом став очевидцем событий, разворачивающихся одновременно во многих плоскостях: событийных, эмоциональных, политических, экономических, социальных. Несмотря на тяжёлые условия прибывания в стране в этот период, я решила остаться и действовать, согласно обстоятельствам. На фоне трагедии, пропитывающей воздух Непала, тяжело было переживать повальный отток людей из зоны бедствия. Один за другим улетели почти все знакомые, улицы города за неделю опустели, двери позакрывались, среди Непальцев в Катманду не осталось никого, чьи члены семьи или знакомые не погибли под обломками. На этом фоне правительство страны, какзалось, не предпринимало никаких мер, а только ставило палки в колёса многочисленным НГО, пытавшимся самостоятельно организовать сбор средств и отправить гуманитарную помощь в отдалённые районы.


Многие мои знакомые, не знавшие, как помочь Непалу, отправляли мне деньги, я же сначала отдавала их НГО, которым доверяла, и писала отчёты о проделанной работе. Собирать деньги с рускоязычных стран было не трудно, сложней пришлось в странах Запада и Австралии, где друзья, начавшие подключать к проблеме друзей друзей столкнулись с тем, что без официально зарегестрированной Неправительственной Организации, осуществлять сбор средств было очень проблемотично. Так появилась зарегестрированная в Австралии НГО “Blossom Sustainabolity Project”, одним из директоров которой назначили и меня.
Под этим именем мы собрали полторы тысячи долларов и решили потратить их на строительство туалетов малоимущим слоям населения района деревни Телкот под городком Бхактапур. В тот момент первая помощь, а так же еда были уже не необходимы в Непале. Все были обеспечены укрытиями, имели возможность прокормиться. Туалеты же в Непале не считаются сооружениями первой необходимости, хотя именно их отсутствие является одной из главных причин распространения инфекций в районах. Мы провели несколько обследований терретории деревни Телкот и выбрали сначала 9 мест, где решили построить туалеты. Однако изначальные расчёты оказались не верны, строительство туалетов выходило намного дороже и потому построить удалось лишь 7 туалетов.
По стоимости вышло так:
Конструкции из металла (заказывали на заводе) – 92550 рупий
Трубы 6 на 7 – 7000 рупий
Унитазы 7шт – 6860 рупий
Доставка 5000 рупий
Песок, щебёнка, цемент, оплата рабочим – 36800 рупий
Итого: 148 210 рупий ($1429)
+банковские операции (переводы, конвертация валют, снятие с карточки) около $90
IMG_0367.JPG

Некоторыми из построенных нами туалетов пользоваться будут больше одной семьи, поскольку рядом стоят укрытия, у семей которых также нет туалетов. Перед началом запуска проекта мы сделали несколько рейдов по местности, оценивая ситуации в семьях, наличае или отсутствие какой-либо сторонней помощи. Мы старались выбрать тех, кто действительно своими силами не может организовать строительство туалетов. После того, как выбор мест был определён, мы попросили семьи подготовить площадки и вырыть ямы. Однако за неделю, которую мы ждали выполнения заказа металлических конструкций, мы обнаружили, что только три семьи выполнили нашу просьбу. В трёх других местах мы наняли рабочих, потому что посчитали, что вырыть ямы своими силами эти люди действительно не могут. И одно место мы поменяли, поскольку там было несколько домов, и несколько взрослых мужчин, мы приходили к ним с просьбой выкопать яму трижды, но работа так и не была произведена. В результате чего мы решили поставить туалет для другой семьи.

1. Devaki Lamichhane живёт со своими двумя дочерьми и сыном школьного возраста. Её муж 7 лет назад уехал на заработки в Малайзию и с тех пор от него не было никаких вестей. Никаких льгот, как мать-одиночка Devaki не получает, поскольку официально считается замужем. В фермерский сезон женщина работает в полях, как и все, за 2 доллара в день. Мужчины за ту же работу в Непале получают в 10 раз больше (12 долларов в день). Совсем рядом с домом Devaki проживают 3 другие малообеспеченные семьи. Земля, на которой они живут принадлежит муниципалитету так, что они платят аренду. Мы построили общий туалет для всех четырёх домов.

2. Niru Maya Taman 45 лет. Живёт со своими двумя детьми. Сыну 22 года, дочери 17. Муж умер. Женщина и её сын работают в полях, когда есть работа. Дом семьи был полностью разрушен в результате землетрясения.

3. Rathna Devi Taman 62 года. Её муж умер 9 лет назад. Детей у неё никогда не было. Живёт Rathna Devi далеко от деревни, на горе, занимается выращиванием коз, часть которых погибло в разрушенном от землетрясения доме-сарае.

4. Sunita Taman живёт со своим 11-ти летним сыном на горе. Сын ходит в государственную школу в деревне. Муж покинул Суниту и живёт с другой семьёй. Он государства Сунита получила 15000 рупий и кое-где отремонтировала пострадавшее жилище. Туалета здесь нет, так же как и возможности его возвести.

5. Tuli Maya Taman за неделю, что мы ждали заказа конструкций на заводе умерла. Её было 36 лет, жила она в доме родителей с двумя братьями и их семьями. Родители умерли, сама Tuli и один из её братьев были тяжело больны. Их большой дом сильно пострадал в результате землетрясения и сообщество Телкота помогло им с возведением временного укрытия, но семья, как и многие другие, по-прежнему пользуется своим домом. Средств, что зарабатывает здоровый брат и две женщины – жёны братьев, едва хватает, чтоб прокормить семью. Возможности возведения туалета самостоятельно не было.
Это место оказалось довольно проблемным для нас. Не смотря на то, что женщина умерла, мы решили всё равно поставить туалет в этом месте. Однако братья не выполнили наших условий и не подготовили место, не выкопали яму. Один из братьев не работал и был постоянно пьян, остальных членов семьи мы ни разу не застали, поскольку они работали в полях, а дети были в школе. Но в последний момент, когда мы уже были готовы перенести проект в другое место, они всё-же выкопали яму.

на фото Tuli Maya. она умерла.
2.jpg

6. Chandrabati Moktam 31 год. С детства женщина страдает психическими расстройствами, родители её умерли, братьев и сестёр нет. Живёт одна в глухих джунглях, без дороги и какой-либо видимой тропинки к дому. Мы пробирались к хижине через кусты. с питанием помогают соседи. Дом Chandrabati был полностью разрушен в результате землетрясения. Укрытие помогли построить волонтёры сообщества Телкот из того, что осталось от дома.
Это место также оказалось проблемным, потому что у этой женщины нет никакой поддержки и когда мы пришли фотографировать туалет, она спрашивала у нас – кто будет чистить выгребную яму. Мы предполагали, что с этим местом возникнут определённые трудности, но ввиду её ситуации не могли вычеркнуть её случай из списка с одной стороны, однако с другой с этим туалетом, кажется, у неё теперь больше хлопот, чем было без него. Тем не менее Chandrabhati была рада оказанной ей помощи.

7. Seti Maya Taman 80 лет. Муж умер, 2 сына и 2 дочери разъехались по своим домам. Дети помогают с питанием, но сами живут бедно. Дом Seti Maya полностью разрушен. Укрытие соорудили из подручных средств.

Непал – одна из самых бедных стран Мира. Непростое геополитическое положение добавляет ещё больше проблем. Меж двух огней – Индией и Китаем, Непал целиком зависим от этих двух стран. Чтоб заниматься соц работой здесь необходим чёткий план и понимание конечной цели. Как показывает практика, просто приехать с гуманитарной помощью либо с проектом строительства чего бы то ни было как палка о двух концах (если, конечно, это не первая помощь как в первый месяц после начала землетрясения). Здесь часто бывает так, если приезжаешь с едой, люди просто перестают ходить на работу. Либо перепродают то, что вы привезли, не только ради денег, но и для того, чтоб создать видимость, что помощи у них никакой не было. Мы сталкивались с тем, что попросив вырыть яму для туалета людей, для которых этот туалет будет строиться, эти люди требовали оплату за то, что они выкопали для себя эту яму только потому, что считали, что строительство туалетов – это “западный проект”. Я видела и благодарность, и агрессию, и домашнее насилие, и алкоголизм в деревнях. Мы много говорили о том, что вообще можно сделать для Непала, как помочь. И пришли всё к тому же выводу, что только развитие самообеспечения и взаимопомощи, образование и предложение ресурса может как-то исправить ситуацию. Непал в этом смысле не отличается ни от одной другой страны, и вся рево и эволюция должна происходить в сознании самих людей. Нельзя просто прийти и дать людям что-то. Но помочь разобраться, подсказать пути саморазвития, подтолкнуть к действию, работать с детьми – это то, что в долгосрочной перспективе может помочь исправить ситуацию в этой стране.
Члены нашей команды Blossom Sustainability Project всё ещё находятся в Непале и занимаются первой помощью пострадавшим, собирают средства на водяные фильтры для палаточного лагеря в Дадинге.
Все остальные собранные средства пойдут на будущие проекты НГО, такие как покупка земли для пострадавших под сады и огороды, организацию тренингов и мастер-классов в деревнях для детей и взрослых.

Все новости о нашей деятельности на странице facebook
Помочь финансово проекту можно здесь

Лариса Маттейссен, Joost Mattheijssen, Marie Colibri, Daniel Novikov
Kathmandu, Nepal

Be the first to review “Непальский трип 2015. Blossom Project NGO”